Юля: от ненависти до любви. Часть 1


Эта история началась пять лет назад, когда я находился в командировке в Австрии. Стоял дождливый ноябрьский вечер, в центре Вены, где я тогда жил, по улицам текла река из зонтов. Люди спешили домой после работы, туристы - глазеть на храм Святого Штефана, молодёжь – в многочисленные бары и клубы. Я уже тоже приготовился закончить свой рабочий день и закрыв ноутбук мысленно пытался представить себе, чем я сегодня буду ужинать. Но звонок мобильного с московского номера отвлёк от приятных мечтаний. Звонила жена, и, хотя мы тогда ещё состояли в браке, но уже лет пять жили раздельно. Отпрыски наши к тому времени стали взрослыми и самостоятельными, и мы поняли, что нас уже ничего не связывает. Увы, конечно, но жизнь есть жизнь.

Так вот, жена сообщила, что пропала моя тетушка. Вот уже неделю на связь не выходит, и она стала волноваться. Но самое странное было то, что когда жена решила ее посетить, то обнаружила, что в ее квартире в центре Москвы живут другие люди: трое молодых парней и одна девушка, а о местонахождении тети они не знают. При этом вся обстановка квартиры осталась тетина, ее вещи, ее мебель, ничего не было тронуто. Когда же новые жильцы поняли, что моя жена не является тетушке кровной родственницей, то в довольно грубой форме ее вытурили.

Срочно вернувшись в Москву и максимально используя свои связи, я нашел свою тётку в реанимации с сердечным приступом. Она рассказала мне историю, что к ней втёрлась в доверие девушка, а потом под предлогом, что ее мужу негде жить привела к ней мужчину. Новые жильцы помогали ей по хозяйству, а через неделю тетя почувствовала себя плохо когда гуляла в парке, прохожие вызвали скорую, но документов при ней почему-то не оказалось, и ее увезли в самую плохую больницу, где лечили бомжей и алкашей. Что же касается тех, кто стал жить в ее квартире, то они показали мне документы из которых следовало, что тетка подарила им 3/4 квартиры, а 1/4 завещала после ее смерти. Полиция была бессильна помочь, так как все было оформлено юридически грамотно, так что мне пришлось выкупить у этих жуликов их долю за 30 процентов от рынка, но за наличные. Как я потом выяснил, что было преступная группа, которая находила одиноких стариков или инвалидов и выманивала у них квартиры. В группе было около десяти человек, среди них были и юрист, и риэлтор. Ну а непосредственно убеждала жертв некая Юля Петрова, молодая женщина, лет тридцати. Именно она уговорила мою тётку подписать документы. И счёт их жертв шел уже на десятки. Что ж, решил я, коли полиция бессильна, я сам воздам мщение. Полгода я разрабатывал ловушку и вот их всех арестовали. Но в ходе следствия Юлия Петрова сумела вывернуться и оказалась в статусе свидетеля, а не обвиняемого. Кроме того, она симулировала нервный срыв и ее положили в психиатрическую клинику где она планировала переждать трудные времена. Я впал в отчаяние, ведь именно она, как я считал, виновна в том, что тетка попала в больницу, и все идёт к тому, что эта мразь останется на свободе. И тогда я разработал такую комбинацию, которая должна было сделать жизнь этой твари невыносимой, но забегая вперёд скажу, что это изменило и мою жизнь...

... Мой однокашник, а ныне крупный чиновник в министерстве здравоохранения, помог мне получить бумагу, о том, что Юлия Петрова психически больна и нуждается в лечении, а ее опекун - я. Так она стала не дееспособной, а все ее дела мог вести только я. Все это было проведено максимально быстро скрытно, так что наслаждавшаяся больничным покоем Юля и не догадывалась что петля вокруг ее шеи сжимается все туже и туже. Далее, мой человек, бывший фсбшник, а ныне частный детектив, проник в клинику, где лежала Юля и под видом санитара сделал ей укол, от которого она вырубилась. Погрузив ее... хм, ну а здесь надо сказать, что Юля была довольно тучной девушкой, так вот погрузив ее в автомобиль он привез бесчувственную тушу ко мне в загородный дом, который я заблаговременно приготовил для приема "дорогой гостьи".

Как сейчас помню стоял хмурый октябрьский день, а в зале моего особняка, на кожаном диване лежала и посапывала виновница страданий многих людей. На Юле бы розовый плюшевый спортивный костюм со стразами, на ногах - шлепки. Это была довольно высокая женщина, около метр семьдесят ростом, с крупными чертами лица, довольно полная, с огромной задницей размера 56-58, хотя мне это могло и показаться из-за обтягивающего костюма. Мне вообще нравились женщины в "теле", так что если бы мы не были врагами, то кто знает... Но вернёмся к истории.

- Принимай Альбертович, - сказал детектив.

- Ну что, давай будить нашу принцессу, - улыбаясь ответил я. - Летс гоу парти стартед.

Взяв со стола стакан с водой, я вылил ей на лицо примерно половину и взяв за плечо потряс приговаривая:

- Просыпайся, ку-ку.

Разлепив глаза, Юля по началу не поняла, а где, собственно, она находится.

- Где я, кто вы? - спросонья потягиваясь стала она сыпать вопросами.

Потом видимо узнав меня, вытащила глаза:

- Вы? Что происходит?

Она привстал на диване и удивленно рассматривала обстановку, в которой находилась. Я наклонился к ней и улыбнувшись, вдруг неожиданно отвесил ей увесистую оплеуху. От удара Юля откинулась на диван.

- Ты в аду тварь, - сказал я. - Готовься ответить за свои грехи.

- Эй эй эй, - ответила она, - Вы что себе позволяете? Что ты за мужик женщину бьешь. Где я вообще?

Схватив ее за волосы, я стащил ее с дивана и бросил на пол. Юля заорала благим матом, но я не слушал ее и взяв в руки стек и всыпал ей с десяток ударов.

- Слушай сюда мразь, и слушай внимательно, - намотав на кулак ее волосы произнес я. - Я не бью женщин, но ты не женщина, ты – мразь. Теперь ты будешь моей сукой и ответишь за то зло что причинила людям. Вот видишь, это документ по которому ты не дееспособна, а вот я теперь твой опекун. Смекаешь?

От ударов Юля начала хныкать, а увидев документы, что я ей показал, от удивления вытащила глаза.

- Формально ты теперь пациентка дурки, и любой твой чих только с моего разрешения. - продолжал я. - Ну а чтобы быстрее дошло вот тебе небольшой укол.

С этими словами я взял со стола электрошокер, прислонил к ее ноге шоке и дал разряд. Юля заорала словно ее резали и схватившись за ногу упала на пол.

- Раздевайся, - сказал спокойно я. - Давай, давай.

Юля встали и потерев полупарализованную ногу, нехотя сняла кофту и штаны спортивного костюма и осталось в нижнем белье. Белье было так себе, купленное на барахолке, какого-то серого цвета. Но и оно не могло скрыть огромной груди и сочной задницы.

- Ты что издеваешься? - заорал я, и отвесил со всего маху хлыстом по лицу. - До гола раздевайся!

Юля снова захныкала, от удара хлыстом ей рассекло щеку и оттуда сочилась кровь, но она боясь получить новую порцию ударов, быстро скинула трусы и лифчик. Совершенно голая она стояла и ревела, кровь, смешанная со слезами текла по тяжёлым большим грудям. От стыда ее лицо стало пунцовым и она, опустив голову, старалась не глядеть на нас. Вот теперь можно было в деталях разглядеть и большую грудь с крупными сосками и широкую задницу и волосатый треугольник у влагалища. Она была словно сошедшая с картин художников 19 века о крестьянских девушках буквально пышущая здоровьем, на такой как говорят пахать можно.

- Ну что корова, - сказал я, - Добро пожаловать в новую жизнь. Теперь все твое существование будет сводиться к искуплению твоих прошлых грехов. Тебе кстати сколько лет?

- Тридцать два, - всхлипывая ответила она.

- Так хорошо, - сказал я и одновременно изучил своей рукой ее груди, а потом бесцеремонно полез во влагалище, - Грудь мне нравится, а пиздень у тебя-то какая глубокая. Рожала поди?

Юля заёрзала и ответила:

- Нет, никого у меня нет.

Засвистел хлыст, и Юля схватилась за лицо и снова заревела.

- Послушай дрянь, - сказал я, - Ты просто завралась уже. Ты думаешь я не собрал о тебе информацию? Тебе верить нельзя, враньё твоя сущность от которой я тебя здесь и буду избавлять. А вот это что?

Я подошёл к журнальному столику и взял один из документов, лежащих на нем.

- Вот это выписка из карточки, в которой говорится, что четырнадцать лет назад некая Юлия Петрова родила мальчика в роддоме города..., - зачитал я, - Тут сказано что от малыша ты отказалась. А знаешь какова его дальнейшая судьба? А он был болен, но его усыновили хорошие люди, они лечили его, но он умер. Но до самой смерти он хотел найти маму... А виновата в его состоянии ты блядина, потому что пила во время беременности...

Я нанес наотмашь ей пару ударов рукой по лицу. Услышав это, Юли упала на колени и зарыдала во весь голос:

- Нет, нет... я была молода... мне было девятнадцать, - сквозь рыдания, - А он сказал делай аборт, но срок был большой...

Я снова ударил ее кулаком в челюсть.

- Ты его имя помнишь? - спросил я.

- Да, да, конечно, - испугано ответила она, - Александр... Сашенька.

Сказав, она снова затряслась в рыданиях.

- Ну вот что корова, - поговорил я взяв в руки ротанговую палку, - Ложись на диван на живот, буду тебя пороть. Это вводная. А потом покажу тебе твой новый дом, где ты проведешь остаток жизни искупая свои грехи.

Юля поднялась с пола и быстро улеглась на диван.

- Всего десять ударов, - усмехнулся я.

Раздался свист и на ягодицах Юлии появилась первая красная полоска.

- Ааааааа, - просто заревела она от боли. Но я продолжал порку. На пятом ударе кожа в трёх местах лопнула и выступила кровь. К концу экзекуции вся задница у Юли была цвета спелой сливы. Протерев кровь антисептической салфеткой, я сбросил всхлипывавшую толстушку на пол с дивана и сказал:

- А теперь мразь встань на четвереньки и отсоси у него, - я показал на моего помощника, который ее выкрал из психушки, сидевшего все это время в кресле и с любопытством наблюдавшим за унижением Юли.

- Альбертыч, но я же женат, - сказал он.

- Отсос, не измена, - парировал я, и хитро улыбнувшись, - Или не хочешь?

- Ну раз так, - засмеялся он и подойдя к Юле расстегнул ширинку брюк и вынул свой член.

Не дожидаясь удара, Юля покорно подползла к нему и встав на колени начала сначала облизывать, а потом обхватив одной рукой, все быстрее и быстрее начала сосать уже вставший член детектива. Оголив головку она, причмокивая заводила его полностью себе в рот, словно стараясь заглотить:

- Ааа, хорошо сосёт, - довольно сказал детектив, - Видать опыт большой.

Через минуты три детектив прижал голову Юли к своему паху и толчками кончил ей в горло. Юля закашлявшись, покорно поглотила, прилагая огромные усилия чтобы не блевануть.

Вместо благодарности я стеганул ее по плечам ротангом, от чего у нее появилась новая красная полоска.

- А почистить член от спермы? Ты что хочешь, чтобы человек пошел домой не вымытым? - сказал строго я.

Ежась от удара, Юля покорно вылизала член детектива.

- Ну теперь все. Виктор, ты можешь быть свободным. Счёт пришли на оплату. - сказал я пожимая руку детективу. - А ты мразь вставай, пора знакомиться с новой жизнью...




 +4