Бессознательное сопротивление. Часть 2


"Отстань, видишь, не расположен человек брудершафтами заниматься, - перебил Игоря показавшийся Лене знакомым бас. Испуганная вспыхнувшей догадкой женщина вскинула глаза, прищурилась и в колеблющемся свете костра с трудом распознала сидевшего напротив человека с большими руками, с широким без морщин лбом, глядевшего в ее сторону с чуть заметной улыбкой. "Неужели он?!" - молнией пронзило сознание. Сразу закружилась голова, во рту стало солено от прикушенной неловко губы, и тут же лихорадочно замелькали бессвязные мысли... "рассказать... скорее Игорю рассказать! Это же он - скот, хамье! Но как сказать... Игорь сильно пьян, не поймет... что же, господи, за наважденье такое!...." Она уж раскрыла было рот, но слова разоблачения, будто придавленные тяжелой плитою сомнений, почему-то так и не вылетели из него. "Все, спать пора, - начальственным тоном распорядился Виктор Петрович, поставив на метаниях женщины жирную точку. - Еще по одной на посошок и спать!". Мужики довольно зашумели, потянулись к наполненным кружкам... Лена шла от костра как во сне.

Она корила себя за малодушие. За то, что промолчала, злилась на пьяного вдрызг Игоря, который в такую непростую минуту оказался бесполезным балластом, неспособным придти жене на помощь. А она сейчас так в ней нуждалась!... "Утро вечера мудренее," - в конце концов как-то успокоила себя Лена и забилась словно устрица в раковину палатки, отгородившую ее от всего мира. Игорь приплелся чуть позже и сразу же захрапел, уткнувшись носом в брезентовый угол. Палатка была просторной, но, несмотря на это, скоро наполнилась тяжелым перегаром. Лена, ругая про себя мужа за неумение пить, вынуждена была расстегнуть молнию и отворить створку. Свежесть ночного воздуха приятно остудила ее тело под тонкой, с кружевами ночнушкой, нарочно прихваченной для этой их первой романтической ночи на природе. Лена грустно вздохнула, мысленно прощаясь с несбывшейся мечтой, обиженно отвернулась от мужа; впрочем, сейчас ей все равно было не до секса. Она долго не могла уснуть, строя план утреннего разоблачения подлеца-начальника.

Правда, иногда в ее планы вкрадывались нелегкие мысли о том, что все придется рассказать Игорю... как щупал ее груди Виктор Петрович, как трогал соски, как заставлял ласкать свой член... И от этого ей становилось настолько плохо, что уже не хотелось никаких разоблачений. В конце концов, измученная этими мыслями, она уснула необычно крепко, словно давая мозгу шанс отойти от навалившейся напасти... Проснулась Лена от того, что ей стало тесно и жарко. Вокруг была сплошная темень, хоть глаз коли. "Вот чертяга пьяный", - в полузабытьи подумала она, стараясь отодвинуться подальше от навалившегося на нее сзади тела. Стало чуть прохладнее, но через пару минут на ее грудь легла горячая, тяжелая рука, видно, Игорь даже во сне захотел обнять жену. Сознавать такое было приятно, поэтому она не противилась. "Глупый, ты глупый, зачем же так пьешь", - устало вздохнув, подумала Лена и крепко зажмурилась... "Спать!". Еще минут десять она пролежала с закрытыми глазами, но сон куда-то ушел.

Внезапно рука на груди зашевелилась, осторожно проникла за глубокий вырез ночной рубашки и шершавые мужские пальцы робко пощекотали сосок. Лена решила не обращать на это внимания, - слишком сильно была обижена на Игоря. Но ласка не прекращалась. Пальцы осторожно скользили по соску вверх-вниз, вверх-вниз, от этого постепенно сладкая истома растеклась по всему лениному телу. Ее грудь стала твердой, соски набухли, обида постепенно отходила на второй план, вытесняемая пробуждающимся желанием. Лена постаралась расслабиться и начала прислушиваться к возникшим внизу живота ощущениям. Кажется, никогда ей не было так приятно. Игорь с первой брачной ночи показал себя слишком торопливым любовником... стремился поскорее проникнуть в нее и тут же кончал, не давая ей насытиться сексом. Обычно она ждала, когда муж уснет и получала удовлетворение, лаская себе клитор. "Вот сейчас снова войдет в меня, и все кончится, - испуганно подумала Лена, когда ласкающая рука на секунду отстранилась от ее груди, но к удивлению она тут же вернулась обратно, только теперь пальцы, трогавшие соски, были смочены обильной слюной, и сама ласка от этого стала во сто крат нежнее и активнее.

Лена томно вздохнула... "милый" и подтянула колени к груди. Ласки сосков продолжились, и кроме того, вторая рука, задрав до самой спины ночнушку, оголив округлые ягодицы, пробралась сзади к промежности. Пальцы - большой и указательный - сначала осторожно погладили анус, потом половые губы, а потом вдруг заняли совсем непривычную для Лены позицию... большой, очевидно, тоже смоченный слюной, стал ритмично входить во влагалище - сначала осторожно, надавливая на стенки с самого краю, потом все глубже и глубже, а указательный лег на клитор и начал совершать круговые движения, мгновенно превратив едва заметный бугорок в твердый трепещущий перст. Лена испытывала неземное блаженство. Она уже вся сотрясалась от сладострастных судорог и только тихонько бормотала как в забытьи... "Игорек, милый, еще, еще, Ты так сладко мне делаешь, ну, пожалуйста только не останавливайся..." В первый раз за время их пока короткой совместной жизни Лене показалась, что она сможет получить оргазм с помощью мужа. От этой мысли стало еще приятнее, она давно ждала этого, страшно разочарованная тем, что пока их сексуальная жизнь протекает неправильно.

В юности, мастурбируя, она узнала, что такое клиторальный оргазм, но выйдя замуж, мечтала об оргазме настоящем - вагинальном, о котором читала в книжках, но которого с Игорем не испытала ни разу. Все началось с первой брачной ночи, когда молодые удалились в дальнюю спальню роскошного, специально снятого для свадьбы особняка. Тогда Лена, смущаясь взгляда жениха, быстро скинула подвенечное платье и юркнула под одеяло, вся трепеща от ожидания. Игорь медленно раздевался рядом с кроватью. Какого же было недоумение Лены, когда она впервые увидела стоящий торчком член мужа - больше похожий на короткую сосиску, чем на половой орган, который она себе представляла по фотографиям в медицинских справочниках. Член оказался настолько мал, что Игорь с трудом совершил дефлорацию. Потом он несколько раз вошел в нее до упора, ударяясь своими подтянутыми яичками ей в промежность, но Лена почти ничего не ощутила. Член не доставал до матки, хотя она задрала ноги к самой груди. А когда через несколько секунд Игорь, вскрикнув, упал на подушку, у Лены по щеке потекла первая слеза разочарования.

Потом она плакала еще не раз, но постепенно научилась сжимать мышцы влагалища и кое-как приспособилась, ей даже было иногда приятно, но оргазм так и не наступал. Лена, не понимая истинной причины этому, - то ли коротковат был член у Игоря и слишком быстрым был у него оргазм, то ли виновата она сама, - но, любя мужа, больше склонна была винить в душе себя, хотя ей так не хотелось оказаться фригидной, неполноценной женщиной... "Войди в меня, милый," - теперь простонала он, доведенная ласками до полуобморочного состояния. Почувствовав за спиной нетерпеливое шевеление, с готовностью как кошка выгнула спину, подставляя навстречу все сильнее прижимавшемуся мужу разгоряченную вагину... Когда его член начал проникать внутрь, Лена сначала испытала некоторый шок. "Наверное, смазки маловато",- подумала женщина, испытывая невероятно острое ощущение. Член продвинулся глубже, широко раздвигая вход во влагалище. Женщина едва слышно застонала, надеясь, что боль скоро пройдет, - ей никогда раньше не было больно, но сегодня почему-то все ощущения были намного острее.

Между тем член проникал все глубже, и постепенно - впервые за эти три недели - Игорь достиг матки; от этого наслаждение Лены стало непередаваемо. Член начал двигаться в среднем темпе, плотно охваченный мышцами влагалища; Лена физически ощущала его невероятную толщину, не узнавая собственного мужа. "Как хорошо! Любимый! еще... еще...", стонала она от бесконечного кайфа, ни о чем больше не думая, кроме неслыханного удовольствия. Когда первая волна сильнейшего оргазма уже подкатилась откуда-то снизу к ее пылающей как в бреду голове, и вот-вот грозила смыть женщину в водоворот блаженства, широкая ладонь зажала ей рот. И тут же одновременно с мощнейшей разрядкой Лена ощутила такой сильный толчок члена, что ей показалось, под его напором лопнет матка. Безумный крик наслаждения вырвался из ее горла, но сильная рука надежно укрыла его во рту. Между тем движения члена становились все резче и резче, и с каждым ударом головки по матке Лену пронзали новые токи ее первого в жизни настоящего оргазма.

Как она была благодарная Игорю за то, что он проник в нее сегодня так глубоко и доставил ей эти незабываемые мгновения! Стремясь насытиться счастливым моментом и желая доставить мужу максимум удовольствия, женщина сама начала извиваться на члене, сотрясаясь при этом всем телом как в лихорадке и никак не могла остановиться, продолжая получать казавшийся нескончаемым оргазм. И тут Игорь кончил сам, наполнив ее лоно обильным потоком спермы. Целая лужа спермы! Вся промежность и ноги до самых колен стали липкими. Лена была просто поражена. Впервые в ее голову закралось сомнение. Она резко обернулась - да, это был не муж! А Игорь где же, неужели спит? Здесь рядом! Но главное, к своему ужасу она узнала в незваном госте своего вчерашнего мучителя - Виктора Петровича.

Первым же стремлением вмиг очнувшейся женщины было вырваться из этих объятий. Но не тут то было. Положение Лены оказалось практически безвыходным... Зажатая мертвой хваткой ночного визитера женщина не могла ничего предпринять. Больше того, не давая пленнице опомниться, явно не насытившийся самец, продолжая зажимать ей рот, возобновил свою сумасшедшую оргию. Это было нетрудно, так как его член все еще находился у Лены внутри. Пытаясь освободиться, жертва из всех сил трепыхалась, очевидно, доставляя этим насильнику дополнительное удовольствие. А он вовсе не собирался отступать от задуманного плана, действовал методично, не обращая никакого внимания на истерику женщины. Пронзаемая огромным стволом на немыслимую глубину, - так что Лене даже показалось, что тогда во время оргазма он входил в нее едва ли наполовину, - женщина рыдала от боли и отчаяния... "Нет! Нет! Я не хочу! Игорь, милый! Помоги!..." Все было бесполезно. Минуты текли за минутами, а головка ненавистного члена все молотила и молотила по ее матке. "Не хочу... не хочу...", - стонала женщина, теряя силы.

Левая рука Виктора Петровича, сжимавшая ей рот, делала свое дело - ни один звук так и не вырвался в тишину палатки, зато правая, удерживая бедра несчастной и не давая ей отстраниться от страшных проникновений непрерывно ласкала клитор. Когда же в конце концов член проник в самую матку и начал совершать там вращательные движения, ощущения женщины оказались так сильны, что безуспешное сопротивление прекратилось, и бедняга опять поплыла. Глаза сами собой прикрылись и новые волны приближающегося оргазма окончательно перечеркнули ее слабую попытку к неповиновению. Заметив это, Виктор Петрович удвоил усилия, его правая рука перебралась на тут же набухшие от ласк соски. Возбуждение Лены было настолько велико, что она, - стала испытывать многократные, беспрерывные разрядки. Она уже была как сомнамбула - ничего не помнила и не соображала. Казалось, это длилось целую вечность. В действительности прошло около часа в этой сумасшедшей скачке. Жеребец периодически выстреливал в нее спермой, при этом почему-то не теряя твердости и продолжая свое ретивое дело.

В конце концов она потеряла сознание. Очнулась Лена от того, что ее перевернули на живот и широко раздвинули ноги. Чьи-то влажные пальцы погладили всю промежность, перебирая волосики, от входа во влагалище до другого отверстия. Смоченный слюной палец осторожно погрузился в задний проход. Ничего не соображая, она застонала от предвкушения новых сладостных минут, уже совершенно не думая об Игоре, который ничего не подозревая, храпел совсем рядом. "Мужу сама расскажешь или это сделать мне?", - приглушенно прохрипели в самое ухо. Это привело в чувство. Лена сбросила чары наслаждения и решительно перевернулась на спину. Ее уже не держали. "Что Вам еще надо?... - еле слышно прошептала она, стараясь не смотреть на Виктора Петровича, - пожалуйста, уходите...". Ужас от мысли, что ее Игорек узнает, как она трахалась с этим кабаном рядом с ним в палатке в их медовый месяц, парализовал ее волю. Хотелось только одного, чтобы все поскорее кончилось. Но Виктор Петрович не уходил. Вместо ответа он больно впился губами в распухший сосок, намереваясь продолжить ласки.

Не было никаких сил что-то предпринимать. Женщина закрыла лицо руками, беззвучно заплакала. На большее она уже была не способна. Чувство жгучей горечи от всего, что с ней произошло, заполнила всю ее душу, но досаднее всего было то, что Лена сама того не желая, одновременно ненавидела этого человека и была благодарна ему за доставленное неземное наслаждение. "Ладно, так даже лучше", - проворчал Виктор Петрович. Видя, что всякое сопротивление сломлено, он задрал кверху стройные ленины ноги. Подложив ладони под мягкие прохладные ягодицы, он постарался разместить икры женщины на своих плечах, так что его разбухший от работы член уперся Лене прямо в задний проход, затем, переместив руки на ленину грудь, приготовился совершить свое грязное дело. Догадываясь, что сейчас будет Лена, и больше всего на свете опасаясь, что услышит муж, тихо взмолилась... "Ну пожалуйста только не это. Я не выдержу... Вы же там все порвете!". "Тебя, что так не трахали никогда?, - удивленно спросил Виктор Петрович. У нее однажды было такое.

На третий день свадьбы она выпила лишнего, и Игорь добился своего - вогнал свой тонкий пенис в ее задний проход, правда, дернулся раза два и тут же кончил, молодая жена ничего не успела понять. "Нет, - соврала почему-то Лена, но потом, отбросив ненужное в такой момент жеманство, исправилась, - Только один раз... знаете..., у Игоря не такой огромный член". "Знаю, таких не бывает!" - хохотнул Виктор Петрович при этом больно сжав ей грудь и, больше не обращая внимания на приглушенные стоны женщины, которая теперь сама зажала себе обеими ладонями рот, начал головкой пробивать путь в задний проход. На удивление член хотя и с большим трудом, но проник на четверть внутрь. Женщина еле сдерживала крик от боли, но страх потерять мужа, который проснется и увидит ее насаженной на вертел, заставлял ее терпеть нечеловеческие мучения. Постепенно появилась истома от ощущения, что член упирается в матку с задней стороны, и в итоге, сама не ожидая, Лена получила еще один столь мощный оргазм, что, вскинув в беспамятстве руки, громко вскрикнула.

"Что с тобой, маленькая? - удивленно спросил Игорь в полусне, не открывая глаз. "Ничего, милый, спи... приснилось что-то", - трясущимися от страха губами промолвила женщина, косясь с сторону широкой мужниной спины. В ответ Игорь зачмокал и захрапел. Виктор Петрович очень довольный находчивостью Лены благодарно потрепал ее по щеке. "Правильно, пусть пока поспит", - произнес он, с трудом высвобождая член из узкого, сжавшегося от испуга сфинктера. Когда операция по удалению члена из задницы удалась, он опустил ноги Лены вниз и, подтянувшись на руках, сел ей на грудь. "Вы же раздавите меня!" - взмолилась Лена, ощутив тяжесть мужского тела. "Потерпишь...", - надменно возразил Виктор Петрович и, приставив к искусанным женским губам горячую, широкую как шляпка боровика, вымазанную калом залупу, приказал... "Соси!". Лена, полностью деморализованная всем происходящим, медленно раскрыла рот. Гигантский член с трудом проник в него, с каждым движение бедер мужчины пробираясь все дальше.

"Я к тебе в гости приходить буду, - сказал вдруг Виктор Петрович, еще прикладывая усилие, - пустишь?" Не имея возможности дать ответ, женщина сначала промычала что-то несвязное, потом согласно кивнула растрепанной головой, пропуская член в самое горло. Она поняла, что оказалась на крючке.




 +7